10 November 2009

В России настало время развивать гуманитарную экономику. Интервью Александра Воропаева для Кремль.org

Александр Николаевич, какова Ваша оценка состояния книгоиздания в нашей стране?

В последнее десятилетие российская отрасль книгоиздания демонстрировала одни из самых быстрых темпов развития во всем мире. С 1999-го года число книг и брошюр, издаваемых у нас в стране, выросло более чем в 2,5 раза (см. рис. 1) . Сегодня Россия входит в пятерку лидеров мирового книгоиздания, наряду с Соединенными Штатами, Китаем, Великобританией, Германией и Испанией - странами, где издаётся более 100 тысяч наименований книг в год. В прошлом году показатели выпуска изданий в нашей стране достигли абсолютного максимума за всю историю российского и советского книгоиздания. Если в лучшие советские годы во всём СССР издавалось порядка 85 тысяч наименований книг и брошюр, то в 2008 году только р оссийскими издательствами было выпущено свыше 123 тыс. названий книг совокупным тиражом более 760 млн. экз. По состоянию на 1 сентября 2009 г. в России выпущено более 83 тысяч названий книг общим тиражом почти 470 млн. экз. Рост в сравнении с аналогичным периодом 2008 года составил по числу выпущенных названий 8,6%, по тиражу - 3,8%. Да, конечно, о советских тиражах, которые в середине 1980-х достигали двух миллиардов экземпляров, мы можем только мечтать, но всё же в последние годы нам удалось переломить тенденцию падения совокупных тиражей, наблюдавшуюся до этого на протяжении ряда лет, а в прошлом, 2008‑ом году - уже показать уверенный, почти 15-процентный рост тиражных показателей. По выпуску книг в пересчёте на душу населения Россия приблизилась к среднеевропейским стандартам.

 

Как мировой экономический кризис отразился на российской книгоиздательской отрасли?

Кризис начался в середине октября прошлого года и был ознаменован, с одной стороны, перепроизводством, а с другой - снижением покупательского спроса и резким спадом продаж, который продолжался на протяжении полугода. Сегодня этот спад остановился, однако глубина падения рынка по отношению к прошлому году составляет около 20%. При этом до кризиса рынок рос на 20-25% в год. Падение продаж в первую очередь затронуло ассортимент дорогостоящей литературы - изданий по искусству, подарочных изданий, деловой литературы. Вследствие падения покупательского спроса существенно увеличился срок реализации книг в рознице. Участники рынка столкнулись с проблемой взаимных неплатежей, и, как следствие, нехваткой оборотных средств, что привело к росту судебных исков друг к другу. Некоторые издатели, не имея оборотных средств, были вынуждены отправить в неоплачиваемые отпуска или уволить часть своих сотрудников , а некоторые приостановили свою деятельность.

Вы говорите о влиянии кризиса на книгоиздательскую индустрию. А пострадало ли качество издаваемой литературы в связи с кризисом?

На книжном рынке и до кризиса были как хорошо оформленные книги, так и книги, сделанные для 'одноразового прочтения'. Нельзя сказать, что в результате кризиса хорошая книга исчезла с полок магазинов. Просто в процентном соотношении её стало меньше.   Кризис породил новую издательскую политику. Некоторые издатели стали переходить на более дешёвые, но при этом менее качественные полиграфические материалы и печать, ограничиваться в оформлении книг. Однако качество книги, как Вы понимаете, это не только её внешний вид. Это хорошая книга ещё и по своему внутреннему содержанию. В условиях кризиса издательства и книжные магазины стали больше ориентироваться на продажу более ходовой литературы, а такая литература, как известно, не всегда несёт высокий интеллектуальный заряд. Кроме этого, книги вновь стали выходить с ошибками, без редакторской правки. Это - прямое следствие увольнения работников редакторско-корректорского корпуса.  Многие издатели были вынуждены отложить свои новые проекты до лучших времён и вернуться к переизданию старых, экономически проверенных книг. Что касается переизданий, то специалисты прогнозируют в этом году увеличение их количества в общей массе издаваемой литературы по сравнению с прошлым годом. Если в прошлом году в нашей стране переиздавалась одна из шести книг, то в этом число переизданий может вырасти и составить 1:5.

 

Перечисленные Вами трудности характерны для издательств Москвы и Санкт-Петербурга, или это в большей степени проблемы региональных издательств?

У региональных издательств трудностей ещё больше, чем у столичных. Их продукция и до кризиса с трудом 'прорывалась' на полки столичных книжных магазинов, а сейчас ей стало труднее вдвойне. Как я уже сказал, магазины стали больше ориентироваться на ходовые издания, а это, в основном, продукция крупных издающих структур. К сожалению, началось вымывание из ассортимента литературы региональных, специализированных, научных издательств, которые быстрой прибыли не дают. Многие из региональных издательств сегодня испытывают большие трудности, некоторые находятся на грани закрытия. Но всё же надо отдать должное книжникам, они в прямом смысле слова проявляют стойкость и не сдаются, делая всё возможное, чтобы сохранить и себя, и свои проекты.

 

К чему может привести такая тенденция, если кризис еще какое- то время продолжится?

Аналитики рынка прогнозируют, что если кризис продолжится, то число мелких и средних издательств, существующих сегодня на рынке, может сократиться примерно на 20%. Одновременно кризис может ускорить и другой процесс, который стал проявляться ещё до начала кризиса, - концентрацию издательской деятельности в достаточно небольшом круге крупных компаний. Вот смотрите: в прошлом году общее число зарегистрированных в нашей стране издательств было 5700. Среди них 'активных' издательств (выпускающих хотя бы одну книгу в месяц) - 1280. Так вот, более 40% всего совокупного тиража издают лишь 10 крупнейших издательств страны, а 60% - оставшиеся 1270 (а если брать общее количество зарегистрированных, то 5690). Вот такая диспропорция. Если быть совсем точным, то около 25-30% рынка у нас контролируется двумя книжными гигантами - издательствами 'Эксмо' и 'АСТ'. Вследствие слияний и поглощений в составе крупных издательских групп нарастает число импринтов, то есть структур, которые раньше были независимыми предприятиями. Вот относительно свежий пример: в прошлом году было знаменательное объединение - создание группы 'Аттикус', которая включила в себя прежде независимые издательства 'Иностранка', 'Колибри', 'Махаон'. До объединения это были типичные игроки среднего звена, но, образовав холдинг, группа стала претендовать на значительно более весомую долю рынка. Мне кажется, что процесс объединения средних по величине издательств в крупные издательские холдинги не окончен, и другие издательства могут последовать примеру 'Аттикуса'. У мелких же компаний, как мне видится, судьба может быть разной. Так, небольшие издающие организации с хорошим, качественным издательским портфелем и положительной репутацией на рынке потенциально могут быть интересны с точки зрения их покупки крупными издательскими объединениями. Те же мелкие издательства, которые будут неинтересны крупным игрокам, будут вынуждены либо активизировать свою деятельность (в т. ч. по поиску средств), либо уйти с рынка. При этом крупные компании могут 'перекупать' наиболее талантливых авторов (равно как и сотрудников) мелких и средних издательств.

 

Не напоминает ли это банальный передел издательского рынка? Не повредит ли он отрасли?

Укрупнение издательств само по себе не влияет негативно на количество и качество выпускаемой продукции и не несёт угрозы книжному рынку в целом. Но это лишь в том случае (или до тех пор, пока) оно не перерождается в другое, крайне негативное явление - монополизацию издательской деятельности, когда основной ассортимент книжных магазинов становится подконтрольным единичным крупным игрокам. Но мы надеемся, что укрупнение рынка будет прогрессировать не так стремительно и иметь определённые пределы, и монополизации рынка удастся избежать. Хотя, должен заметить, тенденция концентрации книгоиздательской деятельности в крупных издательских холдингах - явление, характерное для всех развитых книжных рынков.

 

Среди крупных издательств, о которых Вы говорили, какова доля государственных структур?

Государственных издательств в традиционном смысле этого слова не осталось. Есть издательства с государственным участием. Но даже в своей совокупности они не дают и 10% выпускаемых в стране тиражей. Крупнейшее издательство со 100%-ным участием государства - 'Просвещение' ‑ по результатам 2008 года выпустило 6% тиражей от общего совокупного национального тиража.

А разве правильно , что государство фактически самоустранилось от книгоиздательской деятельности? Может быть, государству следовало бы хотя бы в каких-то сферах книгоиздательства принимать участие?

Несколько лет назад мы поставили вопрос о создании на базе хорошо известного в прошлом издательства 'Художественная литература' государственного издательства, которое бы занималось изданием некоммерческой социально значимой литературы. Это собрания сочинений классиков, издания современных авторов, которых надо поддержать, в том числе книги молодых, начинающих писателей. Здесь же могли бы издаваться книги писателей из Содружества Независимых Государств, других стран, с которыми у нас сложились тесные, дружеские отношения. Словом, эта литература не будет иметь молниеносной коммерческой отдачи, но которая, как говорят 'общественно значима'. Сегодня проект создания такого издательства находится в стадии согласования с экономическими ведомствами.

 

Теперь хотелось бы привлечь Ваше внимание к проблеме распространения книг. Создается такое впечатление, что большинство издаваемых книг до глубинки просто не доходит.

К сожалению, Вы правы. После распада единой централизованной системы книгораспространения в 1991 году отдалённые регионы, особенно находящиеся за Уралом, отказались отрезанными от основных центров книгопроизводства, которыми исторически являются Москва и Петербург. До многих регионов не доходит и половины того, что издаётся сегодня в Центральной России. Если крупные столичные магазины могут работать с издательствами напрямую и таким образом обеспечивать широту своего ассортимента, то магазины в отдаленных городах не имеют такой возможности и вынуждены торговать только быстрорасходимыми изданиями. При этом книга от столичного издателя к региональному покупателю проходит многоэтапный и не всегда оптимальный путь. Вы прекрасно знаете, что ч ем дальше от Москвы, чем больше 'перевалочных пунктов', тем дороже обходится транспортировка, хранение, и тем дороже получается книга. А покупательная способность, чем дальше от Москвы, тем ниже.

 

Что же делается для того, чтобы в регионах было не только 'бульварное чтиво', но и нормальная, серьёзная книга?

Ломка старой централизованной системы книгораспространения и отсутствие современных товаропроводящих сетей побудило издательства развивать собственные сети книгораспространения. Так появились сети 'Буква' (издательство 'АСТ'), 'Новый книжный' (издательство 'Эксмо'), 'Библиосфера' (издательство 'Инфра-М') и другие. Однако всё это - сети крупных издательств, которые преимущественно распространяли книги своих 'материнских' издательских компаний. Далеко не каждое издательство имело возможность создать свою сеть книгораспространения, а в издательские сети попасть 'чужим' книгам достаточно трудно. Возникала объективная необходимость создания независимых книготорговых сетей. В начале 2000-х годов Министерство по делам печати и массовым коммуникациям выходило в Правительство с проектом создания национальной оптово-розничной логистической книготорговой сети. Однако проект хоть и был признан целесообразным, но не нашёл финансовой поддержки государства. Ситуация поменялась в лучшую сторону с приходом на рынок крупного независимого игрока - компании 'Топ-Книга', всего за несколько лет превратившегося из регионального книжного оператора (сеть зародилась в Новосибирске) в крупнейшую независимую федеральную книготорговую сеть, насчитывающую более 600 магазинов различных форматов. Однако ахиллесовой пятой этой сети было то, что она строилась и развивалась в основном на заёмные средства. И поэтому когда грянул кризис, эта сеть пострадала больше всего. Пострадали и другие сети, некоторые из которых были вынуждены свернуть свои региональные проекты, переформатировать свои магазины или поменять владельцев.

 

А сколько у нас сегодня книжных магазинов? И сколько было, скажем, в советские годы?

До 1991 года в РСФСР, не беру весь Советский Союз, существовало приблизительно 8,5 тысяч книжных магазинов. После начала экономических реформ это число стало стремительно сокращаться. Бизнес диктует свои законы: те книжные магазины, которые были в центре городов, на хороших торговых площадках, не имея средств платить высокую аренду, были вынуждены сдать часть своих площадей некнижным продавцам, имевшим большую рентабельность. Постепенно эти структуры вытесняли книжников с их исконных площадей и занимали все помещения бывшего книжного. Были и другие схемы перепрофилирования книжных магазинов в некнижные, и в результате к началу 2000-х годов мы подошли всего лишь с 2,5 тысячами книжных магазинов. То есть за десять лет число книжных магазинов по стране сократилось более чем в три раза! Определенно положительной тенденцией, которая наметилась в 2000-ные годы, было то, что в России, наконец, начало расти число стационарных книготорговых точек. С 2005 года в качестве каналов книгораспространения активно начали развиваться книготорговые точки в супермаркетах и гипермаркетах. Всего, н ачиная с 2003-2004 гг., число стационарных книжных магазинов выросло в нашей стране приблизительно на тысячу, и к началу 2009 года составило порядка 3600. Однако это всё равно почти в 2,5 раза меньше, чем существовало в России до начала рыночных реформ. По состоянию 'обеспеченности' книжными магазинами Россия существенно отстает от развитых зарубежных стран. Так, если в Соединённых Штатах на 1 книжный магазин приходится около 3 тыс. жителей, в странах Северной Европы - 6 тыс. жителей, а в государствах Западной Европы - 13 тыс. жителей, то в России этот показатель значительно выше. В Москве, например, на 1 магазин приходится более 20 тыс. жителей, а в регионах России - более чем 66 тыс. жителей. Разрыв колоссальный. Очевидно, что с наступлением кризиса и массовым закрытием книготорговых точек ситуация только усугубится. За прошедший кризисный год число книжных магазинов в стране сократилось примерно на 6% и сегодня составляет около 3400.

В условиях кризиса государство оказывало поддержку различным отраслям: выделяло оборотные средства, гарантировало кредиты и т.д. А какую помощь и поддержку оказывало государство такой социально значимой отрасли, как книгоиздательство?

К сожалению, несмотря на свой очевидный социально значимый статус, сфера культуры и отрасль книгоиздания не попали в систему мер антикризисной поддержки и не получили от государства финансовых средств на преодоление кризисных явлений. Наше Агентство, конечно, старается поддерживать социально значимые проекты, хотя на это выделяются очень скромные средства. Свои небольшие рычаги поддержки книгоиздания мы стараемся использовать, например, в рамках Федеральной целевой программы 'Культура России', в рамках которой мы ежегодно можем поддерживать около 700 издательских проектов.

Это 700 книг, правильно я Вас понимаю? Но что такое 700 издательских проектов от 123 тысяч издаваемых книг?

Мы не только не можем поддерживать все издательские проекты, но и, в общем-то, не должны это делать. Речь идёт только о проектах, имеющих, с точки зрения государства, высокое культурологическое значение. Правда, в будущем году выделяемые нам на эти цели средства будут сокращены, что мы считаем в корне неправильным.

 

Следовательно, культура у нас по-прежнему финансируется по остаточному принципу?

Ну уж, по крайней мере, не в первую очередь . Я понимаю, что страна переживает сегодня нелегкие дни. Но, например, в сравнительно небольшой Испании, несмотря на кризис, на культуру и, в особенности, на книжную отрасль выделяется больше средств, чем в огромной России. В итоге - Испания экспортирует на весь мир культуру, интеллектуальный продукт, а Россия - нефть и газ. Это недальновидная политика. Интеллектуальный продукт - возобновляемый и тиражируемый, а сырьевые ресурсы, как известно, нет.

 

Ещё вопрос, который, на мой взгляд, очень важный. Как мы используем свой культурный потенциал для продвижения имиджа страны за рубежом?

Формирование позитивного образа России за рубежом, возвращение утраченного в 1990-е годы влияния России на международной арене являются одними из приоритетных задач, которые стоят перед нашей страной на современном этапе. Сегодня в России идёт выработка внешней культурной политики. К сожалению, мы сильно запоздали с разработкой такой политики, но лучше поздно, чем никогда. Книга, литература - это часть культуры, важнейшая её часть, поскольку текст, литературное произведение лежат в основе таких 'производных' от него искусств, как, скажем, театр, кино. Весьма влиятельным инструментом для пропаганды российской книжной культуры за рубежом являются международные книжные ярмарки. В течение шести лет Россия ведёт активную работу на мировых ярмарочных площадках по пропаганде современной российской книги, популяризации творчества современных российских писателей. Старт данной масштабной работы был дан в 2003 году, когда Россия впервые выступила в статусе Почётного гостя крупнейшего международного книжного форума - Франкфуртской книжной ярмарки, где приняли участие 120 российских писателей и более 60 российских издателей. В последующие годы участие России в качестве Почётного гостя зарубежных книжных ярмарок существенно расширилось. За шесть последующих лет мы побывали Почётным гостем двенадцати крупнейших мировых книжных форумов, среди которых - Парижский книжный салон, Женевский салон книги и прессы, Пекинская книжная ярмарка, Международная книжная ярмарка в Нью-Дели, Варшавская, Софийская, Пражская книжные ярмарки, книжные ярмарки в ряде стран СНГ и Балтии. В результате этих масштабных литературных акций интерес к нашей стране, её истории, культуре и русскому языку существенно возрос. Знакомство с современными российскими писателями, учёными, художниками широкой читательской аудитории, студентов, славистов этих стран впоследствии дало немало новых совместных гуманитарных издательских и научных проектов. Интенсивное участие в книжных выставках-ярмарках способствовало удачному проведению Года России в ряде стран, явилось немаловажным импульсом для дальнейшего углубления двусторонних связей на высоком государственном уровне. Национальные стенды России не раз посещали президенты и другие видные руководители стран-организаторов ярмарок, а президенты Франции и Польши принимали российские писательские делегации в своих резиденциях. И вот, наконец, только что закончилась Мадридская книжная ярмарка, которая была для нас одной из самых важных. Почему? Потому что ярмарка считается одной из самых важных в испаноязычном мире, а испанский язык, по своей значимости, пожалуй, является вторым языком мира. Если какая-нибудь книга российского писателя будет переведена на испанский язык, её смогут прочитать не только жители Испании, а весь латиноамериканский мир, а ещё и Соединённые Штаты, где людей, говорящих на испанском, по некоторым оценкам, стало уже больше, чем говорящих только на английском.

 

И всё же , главный международный язык - это английский.

Да, и его понимает (а, следовательно, может читать) большинство населения мира. Соответственно, наиболее ёмкий книжный рынок мира - это рынок англоязычной литературы, и для любого автора быть переведённым на английский язык означает обрести мировую известность. К тому же 70-80% всех переводов в мире делаются именно с английского. И поэтому следующий наш шаг - выход на рынок англоязычной литературы . В 2011 году мы приглашены почетным гостем на Лондонскую книжную ярмарку. Это очень важный для нас этап, поскольку открывает поистине безграничные перспективы для российских авторов и издателей.

Мадридская ярмарка высветила очень важную проблему: за рубежом знают только русскую классику.

Да, опыт участия во многих ярмарках показывает, что российскую книгу за рубежом, особенно в Западной Европе, широкие массы знают по нашим писателям XIX-XX века, в то время как современную российскую литературу и современных российских писателей зарубежные читатели, особенно молодого возраста, знают недостаточно хорошо. Правда, в последние годы ситуация стала исправляться. Появились переводы наших ведущих авторов, например, Улицкой, Пелевина, Радзинского, ряда других. Однако их пока очень мало. Спектр российской литературы значительно шире. Наша задача - показать зарубежному читателю широкую плеяду российских писателей, а не только ведущих литераторов. Конечно, в работе по продвижению творчества современных российских писателей есть проблемы. Связаны они с тем, что за последнее время зарубежные читатели утратили интерес к России, к русскому языку. Считаю, что писатель интересен зарубежному читателю настолько, насколько интересна ему страна, которую этот писатель представляет. Во многом продвижению русской литературы за рубеж способствует деятельность переводчиков, работающих за границей. Сейчас мы находим этих переводчиков, пытаемся их как-то стимулировать.

 

Проводите какие-то конкурсы, выделяете гранты?

Гранты для переводчиков - дело будущего, надеюсь недалёкого. В прошлом году мы решили награждать переводчиков с русского специальными ведомсвенными наградами Роспечати за вклад в развитие отечественной словесности. В перспективе, как я уже сказал, мы планируем развивать и грантовую поддержку. Эта практика широко используется во многих европейских странах: во Франции, в Испании, в Швеции, Финляндии: Я считаю, что поддержка переводчиков - это один из самых действенных способов поддержки нашей литературы на зарубежных книжных рынках. Недаром переводчиков называют проводниками культуры. Политики должны понимать, что в XXI веке мощь и вес государства на политической арене будет определять уже не столько выпуск и экспорт материальных продуктов или ресурсов, сколько производство и экспорт 'нематериальных активов': литературы, искусства, музыки, культуры в целом. Зарубежные страны это поняли давно, и они активно развивают свою 'гуманитарную экономику'. Настало время и нам начать эту работу.

 

Почему бы нам самим не переводить как можно больше книг на иностранные языки? На мой взгляд, просто необходимо значительно увеличить количество переводимой на другие языки литературы , а также периодических изданий, чтобы о России узнавали как можно больше. Это направление деятельности входит в Ваши планы?

В советские годы существовали знаменитые на всю планету издательства 'Мир', 'Прогресс', 'Радуга', которые переводили на иностранные языки художественную, научную, научно-популярную и иную литературу для зарубежных читателей. Но пришли иные времена, и эти издательства не выжили в новых условиях. К сожалению, за последние десятилетия мы утратили практику 'массовых' переводов отечественной литературы на иностранные языки внутри страны. Поэтому сегодня политика новых издательств строится по-другому. Издательства (или сами авторы) продают права своим зарубежным коллегам, которые, как правило, уже сами договариваются с переводчиками - носителями тех языков, на которые переводится книга. Есть различие между 'экспортом' культуры и 'экспортом' языка. Так вот, в тех странах, где достаточно большая доля носителей русского языка (например, страны СНГ и Восточной Европы), там эффективнее продвигать литературу на русском языке с тем, чтобы освежить в памяти людей русский язык, который они когда-то изучали. А в тех странах, где процент населения, владеющих русским языком низок, где о России знают недостаточно (из тех же СМИ, которые не всегда дают объективную информацию о нашей стране), там знакомство с культурой нашей страны нужно осуществлять посредством перевода. Бесспорно, что и нам самим нужно увеличить долю 'экспортных' изданий, выпущенных на языке той страны, в которой та или иная книга будет распространяться.

 

Каким образом государство может стимулировать процесс переводов произведений российской литературы на иностранные языки?

Прежде всего, свою задачу мы видим в том, чтобы создать все предпосылки для переводов. Речь идет о создании информационных ресурсов для зарубежных издателей, переводчиков, литературных агентов, рассказывающих о современных российских писателях, новинках книжного рынка, бестселлерах. Необходимо помочь процессу продвижения нашей литературы созданием аннотированных рекомендательных источников информации. Необходимо рассказывать нашим зарубежным партнёрам о ярких событиях, происходящих в литературной жизни нашей страны, о российских литературных премиях, наградах, конкурсах, их лауреатах и победителях: До тех пор, пока мы сами о себе не расскажем, мы для зарубежных издателей и читателей будем 'террой инкогнита'. В планах нашего Агентства - создание таких ресурсов, причём и в печатном, и в электронном виде. Я думаю, что их созданием мы займемся уже в ближайшее время. Потому что одно дело - провести разовую презентацию на книжной ярмарке, а другое - иметь постоянно действующий и доступный информационный ресурс, с которым можно работать круглый год. Даже на церемонии открытия книжной ярмарки 'Либер' в Мадриде Министр культуры Испании сказала (а затем это подчеркнули и все другие выступающие!), что испанские издатели очень заинтересованы в знакомстве с современной русской литературой, причём не только художественной, но и гуманитарной, научной, технической и т.д. Полагаю, что и в других странах давно уже соскучились по современной качественной российской литературе! 

Благодарю Вас за беседу и желаю успехов в Ваших начинаниях!

Полный текст интервью с иллюстрациями читайте на

Кремль.org - политическая экспертная сеть (Москва)


9 November 2009

В связи с двадцатилетием разрушения Берлинской Стены

Издательство «Европа» предлагает Вашему вниманию комплект «ШШ » из книг выдающихся политических деятелей, карьеры которых были тесно связаны причастностью обоих к колоссальным событиям конца XX – начала XXI   века. Оба они сыграли в этих событиях не последнюю роль, и сравнить их взгляды и оценки, несомненно, очень интересно читателю.

Герхард Шрёдер "Решения. Моя жизнь в политике"

Эдуард Шеварднадзе "Когда рухнул железный занавес. Встречи и воспоминания"


26 October 2009

 

25 октября в Лондоне умер Александр Пятигорский

14 September 2009
14 сентября 2009 года в Ярославле открылась международная конференция "Современное государство и глобальная безопасность", которая организуется и проводится под эгидой президента России Дмитрия Медведева. В разработке программы конференции активно участвует Русский институт и издательство "Европа".

1 September 2009
Приглашаем всех посетить наш стенд на Московской Международной Книжной Выставки-Ярмарки, проходящей на ВВЦ с 2 по 7 сентября.

24 December 2008

23 декабря в РИА «Новости»  состоялась пресс-конференция в связи с выходом в издательстве «Европа» сборника   «Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г.»

В пресс-конференции приняли участие:

Александр Бастрыкин, председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ

Вячеслав Глазычев, член Общественной палаты РФ, директор Издательства «Европа»

Кирилл Танаев, генеральный директор Фонда эффективной политики

а также представители Главной военной прокуратуры


24 November 2008

Дорогие друзья!

Издательство "Европа" приглашает Вас на 10-ю Международную ярмарку интеллектуальной литературы NON-FICTION, которая пройдет 26-30 ноября в Центральном доме художника на Крымском валу.

Будем рады видеть Вас на выставке у нашего стенда

Стенд номер  К 10


7 October 2008
В редакции состоялся "Круглый стол" и презентация книги Алексея Турчина "Война и еще 25 сценариев конца света".

7 October 2008

На радио "Эхо Москвы" состоялся розыгрыш книги Ханны Арендт "Банальность зла. Эйхман в Иерусалиме"


18 September 2008

Поздравляем редакцию журнала "Пушкин" с выходом 1-го номера.

Содержание:

«  1    2    3    4    5    6  »


"Горячая книга"
© Издательство "Европа", 2005-2006 Rambler's Top100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования